Особый регион: историки советуют бизнесу изучать опыт вятского купечества

Во время военных конфликтов купцы на Вятке всегда выступали в роли переговорщиков. Слово вятского купца было надежнее любых бумаг. Именно купцы у нас строили церкви, финансировали школы и опекали бедных. Да и вообще деловая культура была на высоте. В этом смысле у вятского купечества есть чему поучиться, уверяет доктор исторических наук Михаил Судовиков.  


Бытует мнение, что честное слово купца в России было дороже любых бумаг. Действительно ли это так?

С одной стороны, это правда, а с другой – деловой мир во все времена был сложен. Хорошо известны произведения русской классики Крылова, Гоголя, Островского, которые рисовали весьма неприглядный купеческий портрет. На уровне больших городов, где проживало много купцов, примеров плутовства действительно было немало, а на уровне российской глубинки дело обстояло несколько иначе, потому что все друг друга знали и дорожили своей репутацией.

Так было у нас, на Вятке. И купеческое слово здесь с ранних времен не было пустым звуком. В то же время надо иметь в виду: долгое время само законодательство подталкивало купцов быть не во всем честными. Дело в том, что до великих реформ Александра II (до 60-70-х годов XIX века) купцы должны были думать отнюдь не о своей деловой репутации,  а о том, как сохранить свой купеческий статус, который в России не наследовался. Купцы были вынуждены каждый год приобретать специальные свидетельства, которые давали возможность вести торгово-промышленные дела, давали привилегии и льготы. Получалось, что нужно было любыми способами сначала накопить, а затем объявить капитал «по совести» и внести в казну определенные законом денежные суммы. И так каждый год.

Во второй половине XIX – начале XX веков ситуация меняется: уже на коллективном уровне пришло осознание того, что деловой успех во многом зависит и от моральных качеств, этики, образования. Купечество росло в культурном отношении вместе с обществом. Тогда уже не стоял вопрос, нужно получать образование или нет. Многие главы купеческих семей отправляли своих сыновей учиться, причем нередко в самые престижные университеты – Московский, Петербургский, Казанский. И предпринимательский мир меняется: о купцах того периода современники уже писали как о выдающихся сынах Отечества.


Когда появилась традиция скреплять деловые договоры на бумаге?

Применительно к нашей местности уже в документах XVII века говорится о том, что на торговых площадях Хлынова работали артели площадных подьячих, в современном понимании, это нотариусы. И на этих торговых площадях купцы могли договариваться и тут же скрепить договоренности подписями. В более позднее время сделки заключались на биржах, которые работали в крупных городах. Наши предприниматели активно вели торговлю в Архангельске, с открытием Санкт-Петербургского порта они торговали и там. Среди купцов Вятской губернии особенно известен Ксенофонт Анфилатов, это первый купец, который в начале XIX в. снарядил торговые корабли в США, тогда еще очень молодое государство.

Традиционными партнерами вятских купцов были англичане и голландцы. С английскими и голландскими купцами сделки заключались в русских городах и на бумаге. Вятские купцы крайне редко выезжали за границу, в основном посылали товар на кораблях иностранных купцов.


Насколько образованными были вятские купцы? Знали ли они иностранные языки?

В связи с тем, что вятское купечество торговало в Архангельске, Петербурге и даже в Риге, рано пришло осознание того, что нужно знать языки. И доподлинно известно, что Ксенофонт Анфилатов настоял, чтобы его сын Ираклий изучил английский. И другие купцы, которые вели торговлю с заграницей, заставляли учить своих наследников иностранные языки.

Ярким примером может служить семья вятского купца первой гильдии Якова Алексеевича Прозорова, которого знали в Европе. Его сын Алексей окончил Московское коммерческое училище, был в нем одним из успешных учеников, изучил английский и немецкий и выезжал за границу по торговым делам. Он достиг высот, его знал деловой мир России. На рубеже XIX–XX вв. Алексей Яковлевич Прозоров был председателем Санкт-Петербургской биржи.


Когда деловая культура в России достигла расцвета? В чем это проявлялось?

Это было как раз во второй половине XIX – начале XX века, когда предприниматели осознали, что им нужно вести свои дела цивилизованно. В этот период в Вятской губернии создавались торговые дома, и их учредители понимали, что нужно уметь контактировать с властью, необходимо заслужить доверие общества и всячески поддерживать деловую репутацию. Многие вятские купцы имели хорошую репутацию благодаря своей активной общественной деятельности. Вятка – регион особый, здесь было мало дворян. И то место, которое занимало дворянство в общественно-культурной жизни центральной России, на Вятке было занято представителями именно делового сообщества. Купцы активно участвовали в работе городских дум и общественных организаций, среди них были меценаты и коллекционеры. То есть на Вятке купечество было на авансцене общественного развития.

Торговля на Кафедральной площади


Чем отличались купеческие гильдии в России? По какому принципу купцов относили к той или другой гильдии?

Гильдии появились в конце XVIII века по «Жалованной грамоте городам» Екатерины II. Купечество тогда было разделено на три гильдии. Для того, чтобы записаться в первую гильдию, нужно было объявить капитал от 10 тысяч рублей – для того времени это были немалые деньги.

Для записи во вторую купеческую гильдию нужно было объявить капитал от 5 до 10 тысяч рублей и в третью гильдию – от 1 до 5 тысяч рублей.

У нас на Вятке в основном проживало купечество «средней руки», то есть второй и третьей гильдии. Были купцы и первой гильдии, но их число было незначительным. Первые гильдейские купцы Вятской губернии – Машковцевы, Рязанцевы, Калинины, Колошины и еще Аршауловы, происходившие «из грузинской нации». Одна из особенностей вятского купечества заключалась в том, что оно было многонациональным. Большинство составляло русское купечество, затем шли купцы татары, жили здесь купцы удмурты, евреи и даже цыгане. Но несмотря на многонациональность, в целом среда была толерантная, и на межнациональных отношениях дела не застопоривались, купеческое сообщество было единым организмом.


Какую роль сыграли купцы в присоединении Вятки к московскому государству?

Роль купечества была очень большой во все периоды вятской истории. Когда на Вятку пришли ушкуйники во второй половине XIV века, образовалось вятское вече. Затем, в XV веке, на Вятку неоднократно приходило московское войско с целью ее покорения. И вятские люди отправляли для переговоров с московскими воеводами, в том числе, и торговых людей.

Поход войска Ивана III в 1489  г. сыграл решающую роль в присоединении Вятки к Москве. Вятское вече отправило тогда на переговоры своих представителей, включая и купцов. Диалог шел сложно: переговорщики несколько раз возвращались к хлыновцам на вече. Вятка сдавала свои позиции с большим трудом. Но в итоге в состав московского государства Хлынов вошел бескровно.

Порт


Среди вятских купцов было много благотворителей. Что заставляло заниматься благотворительностью?

Истоки вятской благотворительности берут начало с церковного строительства. Жертвовали церкви, но не только на постройку храмов, но и бедным, которые жили при церквях, стояли на паперти. В XVIII веке на Вятке появляются первые богадельни, где на средства купцов содержались бедные. По христианской этике накопление средств – не богоугодное дело. И купцы таким образом искупали свои грехи, связанные с накоплением капиталов.

Европа такого размаха благотворительности, какая была в России, не знала. Вятские купцы ярко проявили себя как благотворители во время всех значимых военных кампаний. Например, купец Ксенофонт Анфилатов в 1812 году, несмотря на свое забвение в тот период и бедность, тоже был среди жертвователей. Иначе поступить просто не мог. В 1811 году в Вятке открылась первая гимназия. Самый значительный вклад – пять тысяч рублей – внес купец Матвеев из Уржума.


Сейчас Кировскую область называют зоной рискованного земледелия, а в XIX веке хлеб был главным экспортным товаром для Вятской губернии. Как так?

Вятка изначально развивалась как сельскохозяйственный регион, особенно сельское хозяйство было развито на юге. Например, в Яранском уезде были даже земли, которые принадлежали императорской семье. Были большие посевные площади, население губернии было огромным.

По данным первой переписи населения 1897 года, в губернии проживало более трех миллионов человек. По численности населения мы стояли на втором месте, сразу после Киевской губернии.

Конечно, были неурожайные годы, но были возможности при большом населении, занятом в основном в сельском хозяйстве, выращивать хлеб в большом количестве, а излишки продавались. Сейчас посевные площади сократились, и претерпела изменение сама территория региона – в состав Кировской области вошли в основном северные уезды, а южные – отошли к нашим соседям, а это были важные сельскохозяйственные районы.

Красный замок Я. А. Прозорова


Как бы вы оценили современный уровень деловой культуры?

О современности всегда говорить сложно. Но то, что в настоящее время поднимается вопрос о деловой культуре, уже свидетельство актуальности этой темы. Мне бы хотелось, чтобы современные предприниматели ориентировались не только на деловую культуру европейского уровня, но и обратили внимание на наш исторический опыт. А он очень богатый!

Сейчас, если сравнить с 1990-ми годами, чувствуется высокий уровень делового общения, проявляется интерес в предпринимательской среде к духовной жизни. В Кировской области выходят деловые журналы, которые востребованы, проводятся интересные конференции по проблемам предпринимательства, налажен диалог бизнеса с властью и обществом. А это хороший знак. 

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти через соцсети: