Нукри Башарули перевел 2000 школ России на электронные учебники

Это сейчас Нукри Башарули — известный серийный предприниматель. А когда-то он был скромным студентом, приехавшим в Москву из воюющей Абхазии. Будучи физиком-ядерщиком он занялся не профильным для него IT-бизнесом и создал крупную компанию, которая работает на международном рынке. Сейчас предприниматель полностью погружен в свой новый проект AZBUKA, а его компания успешно осваивает «непаханую» в России нишу электронного образования.


Вы физик-ядерщик по образованию. Как получилось, что вы начали заниматься IT-технологиями?

- Ко мне на третьем курсе МИФИ подошел мой руководитель и предложил решить одну задачу. Она мне показалась интересной, тем более, что институт собирался еще и платить за научно-исследовательскую работу, а мне, студенту, это было важно — лишняя копейка не помешает.

Работал я, конечно же, не один, и у нас достаточно хорошо получилось: заработали мы даже больше, чем хотели.

Спустя некоторое время к нам обратились несколько компаний, в том числе институтов, которые предложили доработать детектор регистрации ионизирующего излучения. Он может использоваться для решения разных задач в науке, медицине. И более того, нашими работами заинтересовались иностранные компании, такие как GE, Philips.

Это была середина 90-х: времена для российской науки непростые. Мы начали сотрудничать с этими компаниями, они давали гранты, мы продолжали исследования. В то время это был очень важный для нас источник дохода. Потом я получил диплом, поступил в аспирантуру, мне начали поступать запросы, причем не только из России, продолжить исследовательскую работу с нашим детектором.

Постепенно я понял, что решение задач, которые перед нами стояли, невозможно без программного обеспечения. И из тех денег, которые мы получали, заплатил студенту с факультета кибернетики, вместе с которым и разработал программное обеспечение. И продукт у меня получился комплексный, готовый. Я его повез на одну выставку, потом на другую. Проектом заинтересовались несколько российских НИИ.

Потом мой научный руководитель познакомил меня с немецким гигантом в авиационной отрасли - MTU Aero Engines. И они предложили нам сделать IT-продукт для одного из крупных международных аэропортов. Результаты были получены через два года, заказчика они устроили, и он заплатил весьма существенную сумму. Я называю это первым серьезным шагом в моем стартапе. Программное обеспечение у нас начали заказывать промпредприятия, потому что мы научились делать первые системы по управлению роботами, технологическими процессами.


Как вышли на рынок образования?

- В стартапе везение — очень важный фактор. И меня могло направить совсем в другую строну.

Мы автоматизировали несколько десятков крупных производств в России. Дальше начали получать заказы от крупных иностранных компаний, которые только приходили в Россию. Но зачастую российская действительность требовала от них локализации привезенного ими оборудования: приходилось встраивать его в технологические процессы, которые существенно отличались от западных. Мы учили адаптироваться западных партнеров, а сами постепенно стали небольшой интеграционной компанией.

Я стал искать для себя другие ниши, в которых могу работать, попробовал сделать несколько стартапов в различных областях. Но все они закончились плачевно. И тогда я сделал для себя еще очень важный вывод: идеи не лежат на поверхности. Их надо искать, проверять. Нельзя верить случайным озарениям, а потом эти идеи воплощать в бизнес. Пока я это осознал, мои усилия в поисках своей ниши стоили мне нервов, денег и потерянных друзей. 

У меня хорошо получалось управлять проектами. В одном из проектов я случайно наткнулся на рынок электронного образования. Для себя я решил, что хочу остаться в этой отрасли. Мне нравиться сочетание молодых талантов, науки, исследований. А рынок электронного образования оценивают как один из пяти быстро растущих рынков в мире.


Расскажите подробно о вашем проекте AZBUKA.

- Если раньше родители знали, с кем ребенок общается на улице, то сейчас гораздо сложнее узнать, с кем он переписывается в Интернете. Раньше было примерно понятно, какие ответы получит ребенок на свои вопросы от взрослых, а сейчас не понятно, какой ответ выдаст ему поисковая система. Это первая причина, почему работа над проектом AZBUKA, для меня так важна.

Вторая причина — эффективность образовательного процесса, как показывают все исследования, надо увеличивать. Предел эффективности модели «учитель-ученики» постепенно приходит к своей грани. В классе собираются разные дети, материал дается всем сразу с одной скоростью. И это общий процесс, уравниловка. А учителю нужны инструменты, чтобы персонализировать образовательный процесс.

Третья причина: если на карте отмечать места, где родились великие ученые России, то флажки распределятся равномерно. Это значит, что в России всегда существовал социальный лифт, когда любой ребенок мог поступить в школу, закончить университет, найти интересную работу. В данный момент слабый становится еще слабее, а сильный - еще сильнее. Это происходит из-за сильной дифференциации между школами, между регионами. К сожалению, это плохая тенденция. Мы же хотим с помощью новых информационных технологий помочь учителю в образовательном процессе, чтобы  ребенок с телефона, планшета, компьютера мог соединиться со своей школой, учителем и получить информацию в полной мере.

Наша небольшая команда начала разработку платформы непрерывного образования. Мы помогаем школам от Хабаровска до Калининграда трансформировать процесс, согласно новым образовательным стандартам, которые приходят в школы. И сейчас в этом проекте участвуют уже более 2000 школ.


Вы планируете перевести все школы страны на электронные учебники?

- Это первый и популярный модуль нашей платформы, отвечающий за распространение и внедрение в школах электронных учебников. Мы подписали договоры с ведущими российскими издательствами - «Дрофа», «Просвещение» и другими, которые дали нам электронный контент, чтобы мы могли организовать образовательный процесс в тех школах, которые подключаются к нам. У нас большая база знаний по использованию электронных учебников, и мы постоянно ее совершенствуем. За 2,5 года мы совершили порядка пяти серьезных модификаций стратегии.

Нашими разработками уже заинтересовались ведущие компании Microsoft и Intel. Мы сейчас ведем переговоры, чтобы усилить свои позиции, а им, интересен наш опыт. Идут положительные отзывы от тех, кто пользуется проектом AZBUKA. С ним мы ездим по всему миру. В Вашингтоне, например, нас наградили премией.

Этот проект в мире не единственный, но для России он уникальный.  Мой прогноз, что в течение пяти лет примерно 20% школ активно начнут пользоваться им, а остальные будут переходить постепенно.


По статистике 45% тиража издательского рынка России приходится именно на учебную литературу. Не кажется ли вам, что ваш проект может поставить крест на издательском бизнесе?

- Нет, потому что сам контент производят издательства. Они его и будут производить, потому что на стороне издательств огромная методическая база, и они будут и дальше заниматься методической работой. Мы же находимся между издательством и потребителем стараемся быть надежным квалифицированным партнером для них.

Как пример могу привести издательство «Пирсон». Оно прошло большой путь при переходе на электронные системы обучения. И AZBUKA - единственная компания в России, с которой «Пирсон» заключил договор по дистрибуции их электронных учебников. Наши издательства только в начале пути становления. Сразу могу сказать, что никуда не уйдут бумажные учебники, никуда не уйдет и роль учителя. Просто происходит трансформация бумаги в электронный вид.

Издательство не теряет рынок бумажных учебников. И в то же время получает плюсы от электронных, ведь они проще в логистике, в обновлениях, в модификации. Легче исправить ошибки, доставить учебники в отдаленные регионы.

Кстати, плата за эти учебники ложится на плечи государства. Никаких дополнительных нагрузок на родителей не будет. Мы же зарабатываем на дистрибуции контента: мы имеем комиссионные от издательств за внедрение их учебников. Это небольшая сумма, которая покрывает наши расходы и позволяет компании развиваться.


Какие отзывы вы получаете от школ-первопроходцев?

- Электронные учебники только начинают свой путь, поэтому их содержание еще разрабатывается. На первом этапе учебники, которые мы предложили учителям, вызвали несколько замечаний — не хватает тестов, лабораторных работ, интерактивных материалов.

Вторая проблема - учителям нужна очень сильная методическая поддержка. Кроме того, в школе нет специалистов, и проблемы по IT решает либо физик, либо информатик. У школ нет бюджета, чтобы поддерживать все компьютеры, которые на уроке находятся в руках ребенка. В итоге мы создали свой собственный методический центр, который способен дистанционно решать и эти проблемы, в том числе.  Еще момент — сейчас в школах есть образовательные стандарты, которые нужно внедрять. И внедрить их без инновационных технологий невозможно. Например среди некоторых школ мы фиксируем повышение успеваемости. И эту тенденцию мы надеемся превратить в тренд.


Вы постоянно перемещаетесь по стране. Как удается жить в режиме перелетов-переездов?

- Я привык. А семья меня поддерживает. Хочу сказать, что я занимаюсь любимым и очень полезным делом. У меня у самого маленькие дети, и хотелось бы проводить с ним больше времени. Но как мне кажется, занимаясь исследованиями, я делаю лучше людям, с которыми мы работаем. Мы приносим чуточку добра в школы.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти через соцсети: