Голосуй за лучшего работника торговли!

Валентин Пугач: Я запретил использовать слова, которые нас разделяют

Вятский государственный университет не только одна из крупнейших организаций региона. Университет интересен тем, что в течение последних полутора–двух лет на фоне объективного снижения спроса на рынке образовательных услуг он переживает непростой процесс слияния. В каком состоянии ВятГУ вступает в новый учебный год и что ждет вуз в будущем, «Навигатору» рассказал ректор университета Валентин Пугач.– В условиях демографической ямы для вузов крайне актуален вопрос привлечения абитуриентов. Ощущает ли

ВятГУ дефицит спроса? Каковы результаты приемной кампании 2017 года?

– Если говорить о цифрах, мы получили на 2% больше заявлений чем в прошлом году — 10353. При этом демографическая яма в этом году еще глубже. По данным статистики, именно на 2017 год приходится самое дно, то есть минимальное количество выпускников школ. В следующем году уже начнется постепенный рост.
Качественный момент — в 2017-м году осталось больше ребят с высокими баллами, которые без проблем могли бы поступить в ведущие вузы страны.
Кстати, в этом году много детей  различных начальников, депутатов, директоров и так далее, поступило в наш университет. Обычно они уезжали в Москву, Петербург, за границу. А в этом году многие выбрали ВятГУ. Чем объясняют? Говорят, что наблюдают за развитием университета в течение нескольких лет, и на этом основании семьей или сами дети приняли такое решение. Это приятно. Говорит о том, что региональный опорный университет сформировал определенный имидж.

– Какие специальности в целом стали наиболее привлекательными в 2017-м году?

– Увеличение количества заявлений произошло в основном за счет направлений подготовки и специальностей Института математики и информационных систем, которые готовят в основном профессионалов в IT и специальности Юридического института. В 2017 году у абитуриентов, не имеющих высшего образования, есть последняя возможность получить высшее юридическое образование по заочной форме.
Вместе с тем необходимо отметить, что произошло снижение количества заявлений по направлениям подготовки и специальностей Института экономики и менеджмента.

– Юристов, как и врачей, будут учить только очно?

– В Министерстве образования и науки РФ принят новый государственный образовательный стандарт. Ассоциация юристов России давно акцентировала внимание на проблему снижения качества юридического образования. Они это связывают с тем, что юристов готовит огромное число вузов, которые не в состоянии обеспечить качество. Поэтому было решено эту тему «подсушить».

– Вы рассказали о повышенном интересе к IT-специальностям. Это заявленный президентом курс на создание цифровой экономики?

– Цифровая экономика по своей сути является модернизацией процессов, протекающих в государстве на всех уровнях. Она предполагает глубокую автоматизацию за счет разработки и внедрения информационных систем. Как следствие, это обеспечит кардинальное повышение эффективности, управляемости и прозрачности всех хозяйственных процессов в государстве.
В Университете мы готовим специалистов разных профилей и гуманитарной, и технической направленности. Их компетенции будут востребованы как для организации самого процесса перехода к цифровой экономике на местах, так и для обслуживания ее функционирования в дальнейшем. С этой точки зрения мы, как опорный вуз, к этим вызовам готовы.

– По материальной базе. Ваш суперкомпьютер. Помнится, несколько лет назад говорили, что он недозагружен.

– Вопрос загрузки давно решен. На сегодняшний день в суперкомпьютер загружено огромное количество внутриуниверситетских процессов. Он используется и для организации учебного процесса по параллельным вычислениям и другим специальным дисциплинам. Более того, нам уже не хватает вычислительной мощности. Приходится докупать дополнительные серверы.

– Автоматизация внутренних процессов, типа бухгалтерии и делопроизводства — это ожидаемое решение. Но есть ли в университете разработки в таких знаковых отраслях современной IT-индустрии, как например, блокчейн или нейросети?

– Ответ: «Есть!». За подробностями лучше обратиться к нашим специалистам.

– О сотрудничестве с бизнесом и областной властью. На какой стадии находится проект Инжинирингового центра?

– Решение о Инжиниринговом центре принято. Помещение под него мы нашли. На Лепсе, 27 мы арендовали 3000 кв. м. Сейчас идут предпусковые работы, ремонт, монтаж систем и оборудования. По целому ряду позиций требуется проведение торгов, это вынудило несколько отложить открытие площадки. Но параллельно формируется коллектив. Начали поступать заказы от предприятий.
Оговорюсь, университет давно оказывает инжиниринговые услуги. Создание отдельной структуры приводит к тому, что внутри начинают происходить процессы самовозбуждения. Как только Инжиниринговый центр получит физическое воплощение, мы сможем принимать больше заказов, увеличить перечень услуг.

– Центр уже работает над какими-то конкретными проектами?

– Уже сейчас в Инжиниринговом центре идет проектирование и производство опытных образцов оборудования и комплектующих для компании «Сельмаш — Молочные машины». Часть работ, кстати, изначально отдается на субподряд другими кировским предприятиям в рамках региональной кооперации.

–Университет — очень крупное предприятие...

– Нас можно назвать одним из крупнейших предприятий региона как по количеству сотрудников, объему заработной платы, налогам. Консолидированный годовой бюджет университета порядка полутора миллиардов рублей.

– Продолжу. Вы одна из немногих крупных организаций, которая имеет опыт завершившегося слияния. Формально процедура объединения вузов закончена. Но насколько удалось довести до конца процесс слияния на глубинном уровне, уровне корпоративной культуры?

– Вопрос синхронизации корпоративной культуры, привычек, подходов к решению проблем все-таки остался. Идет притирка. В каких-то подразделениях этот этап пройден. Где-то люди еще присматриваются друг к другу. Но совместная работа снимает все эти шероховатости и острые углы.
В свое время я категорически запретил использовать в общении слова типа: «наши» — «ваши», «пед» — «политех». Те слова, которые разделяют. Очень важно почувствовать, что мы один коллектив, одна команда.
Мне кажется, что за этот год первоначальные опасения и страхи ушли. Все увидели, что даже в вопросах назначений одинаковый подход, нет разделения на своих и чужих. Это сняло тревожность, которая была поначалу.
Объединив факультеты и кафедры, мы получили синергетический эффект. По целому ряду научных и учебных направлений сформировали критическую массу ученых-преподавателей, которые, объединившись и установив прямой диалог, отлично взаимодополнили друг друга.
Слияние позволило перестроить организационную структуру университета. Мы сделали ее не процессной, а проектной, и стали мотивировать людей именно на проектную деятельность. Эффект колоссальный. У сотрудников вуза активизировалась научная деятельность, пошли очень интересные проекты.

– Каким вы видите будущее университета, стратегию его развития?

– Недавно Центр стратегических инициатив и Сколково выпустили «Атлас новых профессий». В нем они для всех отраслей прописали наиболее востребованные профессии и компетенции будущего. Того будущего, которое наступит через 2–3–5 лет.
Основная тенденция — это, конечно, информатизация. Еще одно направление — многофункциональность. То есть, если ты химик, это не означает, что ты можешь ограничиться только химией. Ты должен будешь быть и химиком, и немного математиком, и немного экономистом, и немного маркетологом.
В ближайшее время перед всеми подразделениями будет жестко поставлена задача проанализировать этот атлас и дать предложения по изменениям в образовательные программы, которые должны соответствовать ожидаемым изменениям. Главный вопрос сейчас — добиться того, чтобы подготовленные нами специалисты были максимально адаптированы к новым требованиям времени, к грядущим изменениям.

Персона в статье: 
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Facebook

Новости компаний