Культурная политика: В Кирове нашли место для нового концертного зала

Руководитель регионального министерства культуры Андрей Скальный рассказал корреспонденту «Навигатора» зачем Кирову новый концертный зал, какие методы нужно использовать для руководства артистами и от чего зависят их гонорары, а также когда начнет работу Детский космический центр.

Руководитель регионального министерства культуры Андрей Скальный рассказал корреспонденту «Навигатора» зачем Кирову новый концертный зал, какие методы нужно использовать для руководства артистами и от чего зависят их гонорары, а также когда начнет работу Детский космический центр.

– Политика оптимизации культуры закончилась? Каковы ее результаты? Удалось ли что-то сэкономить?

– Вопрос оптимизации для меня очень не простой, болезненный. Я на этой должности почти два года. При прежней администрации я пережил три комиссии, которые можно назвать оптимизационными. Сегодня эта тема уже не стоит. Губернатор постоянно напоминает, что мы уже дооптимизировалсь до такого состояния, что дальше идти нельзя.
Мне очень нравится, что на заседаниях правительства ставится вопрос не сокращения расходов, а увеличения доходов. Надеюсь, что кончилась вся эта история, когда на комиссиях приходилось оправдываться за то, что сэкономили всего 28 миллионов, а не больше.
Мы понимаем, что есть вещи, которые необходимо сокращать из-за «естественного» хода событий. Например, это сокращение населения в сельских поселениях. Народ уезжает. Тогда сельские дома культуры или библиотеки приходится закрывать, поскольку им не с кем работать.
Есть и абсолютно правильные решения, когда идет оптимизации сети. Она касается только организационной структуры. Филиалы районных учреждений продолжают работать в поселениях как и прежде. Тут речь не идет о закрытии.
А вот когда было поручение о слиянии четырех областных учреждений культуры, театров и филармонии, то это была большая глупость. Даже экономического эффекта не так много. Зато создается сложно управляемая структура, возникают дополнительные проблемы.  Опыт других регионов это подтвердил.
Даже сэкономленные деньги — это не показатель. Мы сегодня должны говорить о другом. Мы, учреждения культуры, сегодня должны работать лучше. У нас есть эта возможность. В бюджетах областных государственных учреждений уже сейчас высока доля собственных доходов — порядка 135 млн рублей. Но их пока недостаточно на серьезное улучшение материально-технической базы. В основном они направляются на заработную плату и текущие расходы.

– Вы упомянули, что недавно стали чиновником. Сложно ли пришлось привыкать к особенностям госслужбы?

– Я до сих пор еще не привык к госслужбе. Я по образованию музыкант. Занимался организацией гастролей. Мне ближе люди, которые занимаются творчеством.Там живая работа. А здесь мы пишем, отчитываемся, планируем.
Но, с другой стороны, мне легко. Я знаком с проблемами, глубоко понимаю их суть. Поэтому основная моя миссия в этой должности — помогать людям, которые несут культуру вятскому зрителю, жителю Кировской области, как бы пафосно это не звучало.

– Есть ли какие-то отличительные особенности менеджмента в сфере культуры?

– Творческие люди очень ранимые, чуткие, эмоциональные, живые. С ними нужно работать очень аккуратно, корректно. Нельзя давить, что-то говорить в грубой форме. Это касается даже руководителей учреждений. А с артистами и музыкантами нужно работать еще более аккуратно.

– Какова ситуация в театрах? Летом было ощущение, что из Кирова буквально начался исход режиссеров.

– Сегодня ситуация стабильна. Константин Солдатов продолжает работать в драматическом театре. Уехал главный режиссер театра кукол, но у нас уже приступает к работе новый. Мы уверены, что француз Ролан Боннин внесет новую творческую струю.
В театре на Спасской иная ситуация. Там на отдельные постановки приглашают молодых талантливых режиссеров. Такая схема работы имеет место быть, это нормальная практика. В таком формате театр работает уже не первый сезон. Хотя если будет достойный кандидат на должность главного режиссера, мы его рассмотрим.

– То есть звезда. А есть ли у области деньги на приглашение звезд?

– Понятно, что у бюджета нет средств выплачивать звездные гонорары. Нужно признать, что мы сегодня не обладаем какими-то звездными труппами. Но у актеров театров и артистов филармонии вполне нормальная для провинции заработная плата.
Еще раз подчеркну. Их благосостояние зависит от качества работы. Когда спектакль интересен и зритель несет деньги в кассу, это непосредственно влияет на заработную плату актеров. Они, как и любые артисты, завязаны на зрителя. Все очень просто, на самом деле. Работать надо.

– А доходы работников ДК в районах? Они иногда стесняются признаваться, насколько мало получают. Это действительно так или есть с их стороны какие-то недомолвки?

–  Мы сейчас работаем четко в рамках майских указов. Они предполагают, что в 2017 году средняя зарплата работников культуры должна составлять 90% от средней заработной платы по региону, в 2018 — 100%.
Очень часто приходят письма-жалобы о маленьких зарплатах. Но по зарплате каждого конкретного человека нужно разбираться отдельно. Кто, какая нагрузка, какой функционал он выполняет.
Если говорить о том, как могут работать муниципальные учреждения культуры, то у меня есть простой пример. Афанасьевский район. Дом культуры в бывшем кинотеатре. 150 посадочных мест. Они проводят по два концерта в день, потому что желающих попасть гораздо больше. В результате сельский ДК в год зарабатывает около 2 млн рублей.
И люди могут вкладывать эти средства в развитие. Аппаратура для студии, костюмы, гастроли. Они не стоят и не ждут, что им кто-то принесет деньги. Даже самодеятельные коллективы могут давать концерты и зарабатывать средства для своей деятельности.

– Год назад за 1 рубль было приватизировано здание Благородного собрания на Ленина–Спасской. Что там происходит сейчас? Идут ли какие-то восстановительные работы?

– Бывшее здание краеведческого музея долгие годы пустовало и постепенно приходило в негодность. В результате оно пропало. Мы понимали, что здание в центре города не сегодня — завтра может просто рухнуть. Сегодня реставрация идет. Думаю, здание Благородного собрания приведут в порядок. Проекты нами согласованы, деньги туда вкладываются, работы идут.

– Что там будет после реставрации?

– Точно не знаю. Возможно, там будет офисный центр. Но пока впереди очень большой объем работ и, по большому счету, говорить еще рановато.

– Бывшая Кунсткамера?

– Здание Кунсткамеры пока не продалось. И, по моей информации, инвестора на него нет. Желающие были, но по каким-то, вероятно, финансовым соображениям, они отказались от этой идеи.

– Восстановление и содержание исторических зданий — вещь недешевая. С вашей точки зрения, это бизнес или больше благотворительность?

– Люди, которые занимаются бизнесом, очень хорошо считают деньги. Думаю, что расчет на то, что вложенные деньги по крайней мере должны «отбиться».

– В последнее время регулярно поднимается тема о сносе или разрушении то того, то другого старого здания. С другой стороны муниципалитеты выступают за исключение некоторых из них из списка объектов культурного наследия, поскольку не могут их содержать? Иногда реально возникает впечатление, что в этот список навносили чего попало, вписывали все что чуть лучше барака.

– И навносили в том числе. У нас по области выявлено более 1000 объектов культурного наследия. Причем, добрая половина, 500 с лишним — федерального значения. Я понимаю людей, которые в свое время приложили усилия в этом направлении.
Но по закону собственники, в том числе и муниципалитеты, обязаны заниматься реставрацией, а денег на это нет. Еще сложнее решаются вопросы когда объекты в долевой собственности. Там на реставрацию надо собирать со всех, в том числе и с малоимущих владельцев помещений. Это действительно очень серьезная проблема. При этом Москва чаще всего не согласует исключение объектов из реестра. Поэтому происходит простое откладывание вопроса из-за отсутствия средств.

– Из прошлого в ближайшее будущее. Детский космический центр.

– Детский космический центр — это уникальный объект не только для области, но и для России в целом. Он должно заработать уже в этом году. Мы планируем его ввести в эксплуатацию уже в конце ноября.

– На завершение было не так давно выделено около 100 млн рублей из федерального бюджета, хотя изначально назывались более скромные цифры.

– Выделили 95,5 млн рублей. Здание готово на 90%. Сейчас идут внутренние работы. У нас уже отторговано оборудование, без которого, на мой взгляд объект теряет смысл. Это дорогие проекторы, другая красивая «начинка». Именно на это должны пойти деньги.

– То есть, на каком-то этапе было принято решение о покупке более дорогостоящей техники?

– Изначально было решено, что если делать, то делать «конфетку». Объект должен быть лучшим в России. И он будет на высочайшем современном уровне, я отвечаю за свои слова.

– Каждый новый губернатор выдвигает идею строительства какого-то культурного объекта. Сейчас речь идет о концертном зале. Есть понимание того, будет ли он построен или это только пожелание?

– Думаю, что будет построен. Если вы хотите от меня услышать ответ на вопрос: нужен или не нужен, конечно нужен. Размер зала сказывается на цене билетов. Поэтому сейчас сложно приглашать дорогих артистов. Сегодня у нас самый большой концертный зал — это дворец культуры «Родина». Все артисты с гонорарами 20, 30, 40 тысяч евро работают там. В «Родине» 900 посадочных мест. В результате стоимость билета получается 5000 рублей. На двоих — 10000. Дорого? Очень ощутимо для кошелька.
Площадка на несколько тысяч мест серьезно удешевит билеты. Плюс современное здание и сцена с современным светом, оборудованием, звуком только украсит город.

– За чей счет будет реализован проект?

– Я думаю, что это будет государственно-частное партнерство. С бюджетом сложно.

– Есть понимание по месту и срокам строительства нового зала?

– Все детали я не готов раскрыть, поскольку документы еще не подписаны. Но уже есть понимание где. Это будет практически в центре города.

Узнайте больше о персоне: Скальный Андрей Борисович
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти через соцсети: