«Нам нужны люди с синдромом Питера Пэна!»

Уже больше года бывший банкир и зампред правительства Олег Казаковцев работает сенатором от Кировской области в верхней палате российского парламента, Совете Федерации.

Уже больше года бывший банкир и зампред правительства Олег Казаковцев работает сенатором от Кировской области в верхней палате российского парламента, Совете Федерации. На днях он отчитался о своей работе перед депутатами регионального заксобрания.  «Навигатор» в этом отчете услышал много интересного и решил расспросить поподробнее. Вот что рассказал сенатор о технопарках для детей, раритетных винтовках для «Молота», полиэтиленовой таре для производителей пива и многом другом.


Не секрет, что вступление в ВТО больно ударит по ряду кировских предприятий, но вы в своем недавнем отчете перед депутатами ОЗС упомянули, что это может сказаться и на конкурентоспособности наших предприятий про формировании гособоронзаказа. Поясните, о чем идет речь?

Конкретная мера защиты это, когда предприятие понимает, что другого пути нет и начинает сокращать издержки, осознает, что есть конкуренция и то, что никто за уши не будет вытаскивать из тяжелой ситуации. На крики «Спасите, помогите!» - скорее всего никто не откликнется. Сегодня  складывается интересная ситуация. Некоторые оборонные предприятия выпускают не конкурентоспособную продукцию, чему есть объективные и субъективные причины. Теперь те организации, которые поставляли воинскую амуницию, вынуждены будут конкурировать с импортной продукцией. Купить импортное с одной стороны может быть и дешевле, но мы не должны забывать, что на наших предприятиях работают наши сограждане и оплачивают налоги в бюджет. Потому требуется закон, который решил бы эти проблемы.


А что за история с винтовками 19-го века на «Молоте»? Об этом вы тоже упоминали.

У Минобороны на сегодняшний день находится достаточно много оружия, которое в том числе и морально устарело. Это и винтовки образца 1894 года (так называемые «Мусихинские винтовки»). И вопрос стоял об утилизации этого оружия. Получается, что Минобороны должно было заплатить деньги за утилизацию винтовок. Однако зачем  выделять на это средства, когда есть завод «Молот», который готов забрать эти винтовки и фактически бесплатно их переделывать на новое оружие. И этот вопрос очень долго тянулся и частично решился в пользу «Молота». В этом году ему было передано этот оружие.


Продолжая военную тему. Как обстоит дело с передачей имущества военных городков. В частности, какова ситуация с поселком Левинцы?

Там на сегодняшний день муниципалитет не может оформить землю, так как раньше земля была федеральная. По этому вопросу состоялось несколько совещаний с представителями Минобороны. Сейчас вопрос находится в стадии решения. Готовится постановление российского правительства о передаче этой земли в муниципальную собственность. После этого поселок сможет формировать земельные участки и получит перспективу развития.


Сейчас обсуждается вопрос о создании технопарка по производству товаров для детей на территории области. Что конкретно вы предлагаете сделать в этом направлении?

Если вы зайдете в детский магазин, то обратите внимание, что количество товара достаточно большое, а вот про качество я говорить не буду. Например, есть такая игра «За рулем».  Я в нее лет 40 назад играл. А она до сих пор в том же виде продается. Не знаю, насколько она уже морально устарела, хотя может все еще востребована, но стоит она полторы тысячи рублей. Понятно, что в этой сфере всех проблем сразу не решить. Первое, что нам необходимо сделать — аккумулировать среду. У нас есть прекрасная фабрика «Весна», которая занимает на российском рынке определенную нишу. У нее налажен сбыт. Когда я разговаривал с директором, то выясняется, что часть каких-то вещей организация вполне бы могла отдать на аутсорсинг. При этом, у нас не хватает людей, которые бы разрабатывали новые игрушки. Нам нужны люди с синдромом Питера-Пэна, взрослых, но как бы живущих в детстве. У нас есть разрыв между производственниками и молодежью, которая выходит в дизайнеры. Надо создавать условия, когда они могли бы состыковаться. Помимо этого, всем этим предприятиям нужен объем, нужен сбыт. Потому централизация в одном месте этих фирм, помощь им в организации сбыта, дизайна, логистики, создание небольшого кластера на какой-то промплощадке с льготной арендой, принесло бы большую пользу области.


Вы готовили аналитическую записку о микрофинансовых организациях. Какие проблемы вы видите в этой сфере и с какими законодательными инициативами выходите?

Первое, что я предлагал — сделать условия договора микрокредитования публичными, чтобы люди видели эффективную процентную ставку, чтобы она занимала там одну третью часть договора. Вторая проблема, в том, что стимулирует эти покупки – легкая доступность к деньгам. Я за потребительские кредиты. Однако если банки хоть как-то пытаются соизмерить возможности заемщика, допустим, через бюро кредитных историй, то микрофинансовые организации — нет. В некоторых европейских странах запрещено микрофинансирование, так как  там заботятся, в конечном итоге, о гражданах. Я не спорю – такая услуга нужна. Я лишь выступаю за разумность и за контролируемость этого процесса. Потому я выступал за законодательное ограничение процентной ставки. Например, 100 процентов годовых достаточно, чтобы покрывать всевозможные риски. Инициатива подготовлена, но не была подержана.


А как Вы смотрите на исламский банкинг? Есть ли у него перспективы в России?

На сегодняшний день как таковой исламского банкинга в России по законодательству быть не может. Суть его заключается в том, что по Корану заниматься ростовщичеством – это грех. Потому, если вы займетесь бизнесом, то банк войдет к вам в долю, а вы будете отдавать ему деньги уже из прибыли. Учитывая то, что большинство у нас работало изначально в других условиях –  менять законодательство сейчас, я  не считаю целесообразным.


В Совете Федерации вы участвовали в круглых столах по вопросу  полиэтиленовой тары для производителей пива? Как известно от его решения во многом зависит судьба завода «Вятич». Сдвинулось ли дело с мертвой точки?

Пиво занимает 30 процентов от всей ПЭТ-тары, соответственно остальная часть ПЭТ-тары - кефир, молочка, газводы дешевого сегмента. Поэтому если уж говорить, что ПЭТ-тара вредна для пива, то тогда давайте запрещать все. Я только за разумность в этом вопросе.  Сейчас технологии развиваются. Была ПЭТ-бутылка, сейчас есть ПЭН-бутылка. Молоко разливается в тетрапаки. Может и пиво будет разливаться в картон с алюминием. Это вопрос достаточно серьезный, и конечные цели должны правильно называться. Если мы говорим, что идет пивная алкоголизация населения, то давайте что-то по-другому делать. Но нельзя начинать с ПЭТ-тары. Должны быть комплексные действия.


Накануне парламентских каникул Госдума спешно приняла ряд нашумевших и весьма спорных законов, в частности законы о  клевете и цензуре? Как вы к ним относитесь?

В их разработке Совет Федерации участия не принимал. Мы их только утверждали. У нас политическая система на месте не стоит.  На сегодняшний день, когда существует ответственность, то прежде чем на вас клеветать, я хорошенько подумаю, что оппоненты могут доказать, что я был не прав. Например, когда собирается компания, там могут сказать: «Отвечай за базар!» и стукнуть в лицо. Потому вы же сдержитесь в оценке и при человеке не будете говорить плохо. Правильно?
Что касается цензуры. Если я сейчас зайду в интернет, то в любом поисковике найду, как изготовить наркотики. Это же тоже определенная доступность. В обществе должна быть мораль, поэтому на определенные вещи должны быть табу. Мы хотим получить свободных людей? Но что потом делать со слишком свободными, которые употребляют наркотики, педофилией занимаются? Мы должны понимать, что потом на решение этих проблем тратятся наши с вами налоги. Но когда поднимается какая-то волна, нам говорят нет, люди должны быть свободными. Но свобода и вседозволенность – это разные вещи.


А какие планы у вас на будущее? Чем планируете заниматься после работы в СовФеде?

Я не готов на этот вопрос ответить. Я считаю, что надо на своем месте делать, что ты считаешь должным, а там будет видно. Потому что хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах. Пока я считаю необходимо делать все возможное, что будет на пользу Кировской области.

Олег Казаковцев

Родился 27 ноября 1967 г. в Кирове.
Образование: высшее, Казанский финансово-экономический институт им. В.В.Куйбышева (1991 г.), финансы и кредит.
Женат, есть сын и дочь.
Карьера:
1991-1996 гг. - зам. председателя правления Кировского кооперативного банка, переименованного в коммерческий банк "Хлынов";
1996-2005 гг. - первый зам. председателя правления АКБ "Хлынов", переименованного в ОАО "Коммерческий банк Хлынов";
2006-2009 гг. - президент, председатель правления АКБ "Вятка-Банк" ОАО;
2009-2011 гг. - советник Губернатора Кировской области, заместитель Председателя Правительства области;
2011-2012 гг.— член Совета Федерации Федерального Собрания РФ
 

 


 

Узнайте больше о персоне: Казаковцев Олег Александрович
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти через соцсети: