Константин Кропанев: «В основе нашего бизнеса – честность и доверие»

Единицы финансовых компаний по всей России смогли пережить тяжелый экономический кризис 1998 года и мировой финансовый кризис 2008 года. Одной из них стала компания «Ажио», которой удалось преодолеть «смутные времена». В чем секрет успеха и чем сейчас зарабатывают финансовые компании, рассказывает ее исполнительный директор Константин Кропанев.

С какого момента берет начало ваша карьера, которая привела вас к созданию финансовой компании «Ажио»?

Единицы финансовых компаний по всей России смогли пережить тяжелый экономический кризис 1998 года и мировой финансовый кризис 2008 года. Одной из них стала компания «Ажио», которой удалось преодолеть «смутные времена». В чем секрет успеха и чем сейчас зарабатывают финансовые компании, рассказывает ее исполнительный директор Константин Кропанев.

С какого момента берет начало ваша карьера, которая привела вас к созданию финансовой компании «Ажио»?

– Первая финансовая компания, в которой я получил бесценный опыт и знания, была финансовая инвестиционная компания «Крона». Получается, это было 18 лет назад. В «Кроне» я отработал один год, но по моим ощущениям прошло 5 лет, потому что это была новая интересная для меня деятельность, новый интересный коллектив.

Затем – работа в банковской финансовой компании «Вятка-Инком». Когда я пришел туда, у нас был один компьютер с черно-белым монитором, приемник «Океан» и пустой сейф. Вот и все. Я полгода получал там зарплату в размере прожиточного минимума. А к концу 90-х это уже была крупнейшая финансовая компания на территории Кировской области, которая получила достойный авторитет. Вскоре наступил очередной финансовый кризис, банк стал выкачивать из компании деньги, не разделяя наши взгляды на дальнейшее развитие бизнеса. И в 1997 году мы решили организовать собственную компанию.

Как вы решились открыть свою компанию? Ведь не секрет, что это было тяжелое время для фондового рынка?

– Да, это было тяжелое и сложное время. Рушилась банковская система, государство объявило дефолт по своим облигациям, начиналась эра неплатежей. Открытие «Ажио», точнее, ее покупка, было очень рискованным мероприятием. Нам пришлось начинать все с чистого листа. Вдохновляло то, что это была наша компания и мы делали ее так, как считали нужным.

Сначала нас было всего трое, а через пару месяцев было уже 7 человек. Это основной коллектив, который в основной части и сейчас работает в компании. Тогда мы были молоды и энергичны, были оптимистами, трудностей не боялись и верили в будущее. У нас была твердая уверенность, что мы сможем себя реализовать на фондовом рынке.

Почему из всех финансовых компаний при покупке выбор пал на «Ажио»?

– Мы купили компанию с лицензией. Было всего около10 компаний, у которых была лицензия. Но только у «Ажио» не было скандального прошлого, у остальных были «хвосты», либо они пытались самостоятельно выжить.

А когда компания стала приносить доход?

– С 2001 до 2007 годы был период бурного роста. Ажио активно развивалась, осваивая все новые и новые направления. Основную часть прибыли учредители всегда вкладывали в компанию – у нас были амбициозные планы и желание работать на перспективу. Получив все необходимые лицензии, мы создали компанию, которая могла бы оказывать весь спектр услуг по инвестированию свободных денежных средств на финансовых рынках. И рынок в то время довольно сильно развивался. Но, конечно, были сложности. Финансовые компании стали жестко регулироваться законодательством. Постоянно вводились дополнительные требования. В связи с этим нам пришлось повышать собственный капитал, покупать программное обеспечение. Вся прибыль, которая зарабатывалась, все время вкладывалась в бизнес. Мы расширялись и развивались, чтобы не отстать от конкурентов и соответствовать требованиям, которые предъявлялись в то время.

На чем финансовые компании зарабатывали в 90-х и на чем зарабатывают сейчас?

– В начале 90-х основной бизнес финансовых компаний был построен на скупке ваучеров и продаже населению акций новых акционерных обществ (АВВА, Гермес и т.д). Затем началась покупка акций местных предприятий, которая продолжается и по сей день. В конце двадцатого века вполне доходной была работа с различными векселями и зачетами. Компания АЖИО первой и в течении нескольких лет была единственной компанией, кто предлагал на территории Кировской области услуги по торговле на бирже.

Не секрет, что фондовый рынок изменчив. Период «золотого времени» сменяется периодом кризиса. Как сейчас у вас и вашей компании обстоят дела?

– Сейчас все еще сложнее, особенно после кризиса 2008 года. До кризиса в компании работало порядка 35 человек, сейчас коллектив втрое сократился. У нас были два дополнительных офиса в Кирове, офис в Кирово-Чепецке и представительство в Сыктывкаре, мы хотели стать межрегиональной компанией. Но мировой финансовый кризис заставил скорректировать наши планы. Как карточные домики, рушились инвестиционные банки со столетней историей, весь финансовый мир стоял в шаге от хаоса. Нужно было заново переосмысливать весь опыт мировой практики, накопленный в сфере экономики. Финансовый рынок кардинально изменился, изменилось отношение людей к инвестициям. Цены на акции упали в 10-20 раз за полгода. Инвесторы потеряли доверие к долгосрочным инвестициям.

В России после кризиса остановилось совершенствование корпоративного законодательства, изменилось само отношение к миноритарным акционерам. Мы довольно активно работаем с местными акционерными обществами в надежде, что в ближайшее время будет построен цивилизованный фондовый рынок, где у всех акционеров есть права и возможности их отстаивать. Но, к сожалению, как показала практика, получается так, что если у тебя меньше 50% акций, то ты никто. Не мы, а государство сделало акционерами только в Кировской области более 150 000 человек, но не смогло выработать законодательную базу для защиты интересов этих акционеров.

Во всей сложившейся ситуации есть ли вообще перспективы? Добавьте немного оптимизма.

– Оптимизма добавим. У людей есть свободные деньги, их надо куда-то инвестировать. Поэтому финансовый рынок хоть и «со скрипом», но будет развиваться. И рано или поздно акционеры научатся отстаивать свои права и интересы. А компании поймут, что надо делиться прибылью с акционерами. Если мы хотим быть конкурентной страной, нам все же придется отказаться от модели государственно-олигархического капитализма и запустить рыночные механизмы развития бизнеса. Без цивилизованного фондового рынка никуда.

Вы упоминали, что за последние 10 лет в Кирове не открылось ни одной финансовой компании и ближайшее время не откроется. За счет чего вам удается удержаться на рынке?

– Деятельность лицензированных компаний сейчас очень жестко контролируется государством. Открыть такую компанию очень затратно, а у нас уже есть вся инфраструктура – необходимый капитал, профессиональный коллектив и огромный опыт. Так что я уверен, что у нас есть будущее. Мы всегда умели подстраиваться под текущую экономическую ситуацию.

Есть правило в бизнесе: 10% клиентов дают 70% дохода компании. Нам тяжело конкурировать с розничными брокерами и с московскими банками. Поэтому мы ищем свою нишу, предлагая более гибкие и индивидуальные решения по работе на финансовом рынке. Но все-таки в основе нашего бизнеса — честность и доверие клиентов.

Узнайте больше о персоне: Кропанев Константин Борисович
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти через соцсети: