Голосуй за лучшего работника торговли!

Ролан Боннин: для французских кукольников кировский театр — это сказка

На прошедшей неделе горожанам представили нового главного режиссера кировского кукольного театра. Сейчас творческое развитие театра кукол будет определять Ролан Боннин, молодой французский режиссер. Правда, его творчество уже знакомо местной публике. Не так давно он поставил в театре на Спасской спектакль «Два веронца». Ролан прекрасно общается на русском, но для удобства наших читателей мы должны были внести определенные редакционные правки, чтобы соблюсти все нормы нашего языка.

– Ролан, как получилось так так, что француз становится главным режиссером русского провинциального кукольного театра?

– Это очень случайно. Театр на Спасской дал мне очень хороший опыт. Я ощутил в Кирове очень хорошую театральную атмосферу. Я не искал возможности работать здесь. Предложение стать главным режиссером кукольного театра само меня нашло и я ответил: «Да, я хочу работать здесь».

– Когда Вы принимали решение работать в Кирове, вас не испугало, что в кировских театрах большая текучка режиссеров?

– Я не планировал становиться главным режиссером. Это произошло абсолютно случайно. Раньше у меня была своя антреприза во Франции и три года я жил с этой очень сложной задачей. А после устал и несколько лет был просто свободным художником.
Но каждый серьезный художник должен все-таки иметь свой театр. Должен погружаться во все детали жизни театра, в вопросы его развития. Для этого нужен серьезный подход. Нужно время, чтобы создать именно свой театр. Это большой труд.
Я знаю много молодых режиссеров, которые пошли на должности главных режиссеров, но ушли с них. Есть очень много разных факторов. Иногда люди не могут найти в театре общий язык. Иногда по вине театра, иногда по их собственной.
Режиссер творческий человек. Когда он приходит в театр на место главного режиссера, он может думать: «Сейчас буду ставить что захочу и как захочу». Но есть реальная жизнь и конкретные проблемы театра, которые часто входят в противоречие с желаниями режиссера.
Бывает, что после начала работы главный режиссер ощущает ту ответственность, которая на нем лежит, и понимает, что не готов к этому. Кто-то хочет жить в конкретном городе. Например, в Москве или Питере. И поэтому уходит, когда появляется возможность перебраться туда. У кого-то есть семья, которая вынуждает переехать в другой город. А я уехал из Петербурга, который для меня был очень комфортным. Меня призвал Киров .

– Петербург — самый европейский город России. Насколько вам комфортно будет жить в Кирове?

– Петербург построен по модели европейских городов, там я чувствую себя в своей тарелке. В Москве мне менее комфортно. Там интересно, но это не совсем мой город. То, что Киров русский город… Знаете, я на это не слишком обращаю внимание. Я смотрю только на то, что хочу видеть. Сейчас для меня самое главное театр. Это мой центр, центр моей жизни. Для меня главное люди. Если бы я ориентировался на здания, я бы просто жил в Париже. Но мне приятней жить в России.

– Почему?

– Я оказался в России не случайно. Первоначальная цель — учиться режиссерской профессии, русской школе режиссуры. У меня всегда был интерес к России. Когда я впервые оказался в стране, мы очень мало знали о том, что здесь творится. Информационные каналы Европы больше нацелены на США и другие части Мира, а информации о России очень мало.
Когда я приехал сюда, то было очень много открытий. Я сразу влюбился в людей. Здесь совсем другой менталитет. Не знаю почему, но я почувствовал себя в России очень комфортно. Русские этому часто удивляются и всегда спрашивают: «Почему? Почему! Почему?!». Со временем я понял, что меня привлекает умение русских общаться на глубоком уровне, а не поверхностно. Это то, что нужно для моей личности. Я чувствую здесь себя своим.

– Тем не менее, вы ощущаете различие в менталитете.

– Моя культура конечно другая. Я не русский человек. У меня нет того же бэкграунда, что и у вас. Я читал Чехова, Пушкина, Достоевского, но у меня другой опыт, другая культурная история. Это тоже интересно, это тоже плюс. Притворяться, что я русский — это путь к провалу.
Я не буду ставить русские фольклорные сказки. Я буду неискренним, если попытаюсь это сделать. Другие режиссеры это могут прекрасно делать сами. Мой путь — принести что-то от себя, что-то из французской и европейской культуры. И это может быть тоже интересно.
Например, «Два веронца» в ТЮЗе. Комедии дель-арте никогда в России не было. Но спектакль восприняли хорошо. Значит люди готовы к тому, что возникло в других странах, если это сделано хорошо и интересно. Именно это я и постараюсь реализовать здесь.

– Кукольный театр воспринимается как детский. Вы тоже будете ориентироваться на детскую аудиторию или в репертуаре будут спектакли для взрослых?

– Я вам открою страшную тайну кукольников. Все хотят работать для взрослых. Но мой учитель сказал, что все мы были детьми. В любом взрослом есть ребенок. В какой-то момент в нашем репертуаре может появиться и спектакль для взрослых. Но это не цель. Цель — объединить детей и родителей. Побудить их общаться. Также нельзя говорить о том, что есть спектакли чисто для детей. Есть много примеров среди мультфильмов, которые интересны и продвинутым взрослым и детям. Наше требование к себе: «Быть интересными для детей, но при этом создавать такие спектакли, которые бы могли поразить и взрослых».
Моя мама совершенно не театральный человек. Однажды я вытащил ее на детский кукольный спектакль. И она была просто в восторге. В арсенале кукольного театра есть какая-то магия. При создании спектаклей для детей нужно по максимуму использовать эту магию. И тогда это будет интересно и взрослым. И это действительно будет хороший кукольный спектакль, который не копирует язык драматического театра. У нас другой язык.

– В чем отличия кировского кукольного театра от кукольных театров Европы?

– Для меня, как французского театрального человека, кировский кукольный театр — это сказка. Это огромный потенциал для творческого человека. Существование репертуарных кукольных театров — это исключительная особенность России и еще нескольких стран славянского мира. В Европе такого нет. В большинстве своем в кукольной труппе работает два–три человека. А есть еще и много моноспектаклей, где задействован только один актер. Это формирует другие форматы спектаклей, другие способы того, как заинтересовать зрителя.
В России благодаря существующей инфраструктуре возникает зона комфорта. Появляется запрос на создание спектаклей и больших шоу. До десяти актеров, куклы, дорогостоящие декорации, масштабные произведения. Но кукольные спектакли можно делать и с куском бумаги, с двумя людьми в труппе, из которых только один на сцене. И создавать при этом прекрасное зрелище.

– Главный режиссер — это еще и менеджер.

– Работа главного режиссера имеет очень существенные отличия от обычного режиссерского труда. Это две разные профессии. Режиссер мыслит спектаклями. Работа над спектаклем началась — спектакль поставлен. Главный режиссер должен уделять внимание развитию команды, мотивации актеров, их способностям. Почти нет литературы о том, как управлять театром. Этому не учат в театральных институтах. Это большая проблема. Хотя сейчас появилась пара вузов, которые начали предлагать подобные программы.
Управление творческими людьми, конечно, имеет свои особенности. Их нужно зажигать, заинтересовывать, показывать конкретные цели, постоянно создавать пространство для развития, направление для работы над своими умениями.
Чтобы заинтересовать творческих людей, нужно иметь большие способности вдохновлять актеров и весь коллектив. Это тема лидерства. Для того, чтобы быть лидером, нужна подготовка, нужно свое видение, нужно уметь мечтать, уметь убеждать других, что эти мечты будут реализованы. Хороший режиссер может оказаться отвратительным главным режиссером.

– Вас устроили финансовые условия?

– Я пришел сюда, не для того, чтобы разбогатеть. Я мог бы очень плохо работать в другой сфере, но зарабатывать лучше чем здесь. Я пришел сюда в театр, чтобы заниматься любимым делом.
Творческие профессии — это профессии, которые сами должны составлять смысл жизни. Есть профессии, которыми люди занимаются для того, чтобы зарабатывать деньги. А наши профессии — это те, которыми люди занимаются ради страсти, из-за увлеченности этим делом. Это как в религии. Чтобы быть артистом, нужно верить в то, что ты делаешь.

– Уже удалось решить бытовые вопросы, связанные с переездом?

– Все бытовые вопросы мы решили быстро и эффективно. Это уже не первый мой переезд. Я уже потерял счет своим переездам за 10–15 лет. Только за последние год–полтора я переезжал четыре раза и научился очень эффективно решать эту проблему. Я живу на коробках. Скоро наверное получу звание заслуженного партнера IKEA. Все мои вещи помещаются в несколько их коробок. Мне нужно буквально два дня, чтобы сложить все их и отправить коробки грузовиком к новому месту. В нашей профессии нужно быть готовым к быстрым переменам. Я пока могу себе позволить менять места жительства и ехать туда, где у меня есть возможность творить. Я еду туда, куда зовет работа.  Сейчас я хочу работать и создавать в России.

Биографическая справка: 

Ролан Боннин, гражданин франции, главный режиссер «Кировский театр кукол имени А.Н. Афанасьева»
Родился:
8 июня 1982 г., город Женева (Швейцария)
Образование:
2006–2008 — Белорусская государственная академия театрального искусства, кафедра режиссуры театра кукол.
2008–2013 — Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства, режиссерский факультет.
Творческая деятельность:
Создатель антрепризы «Aux Rages De l’Ame» (Марсель)
Постановщик спектаклей в Марселе, Перми, Сыктывкаре, Кирове и других городах России и Франции.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Facebook

Новости компаний