Голосуй за лучшего работника торговли!

Особенности вятского говора: почему крестьяне с севера и юга России не понимают друг друга

"У мня мася с трём ягушкам, курича с четырём силёнкам, тпруконя вон с поля идёт. А у тети ошшо и тпруня с сеголетком была". В переводе с вятского диалекта на русский литературный язык это означает: «У меня овца с тремя ягнятами, курица с четырьмя цыплятами, корова вон с поля идет. А у отца еще и лошадь с жеребенком».
Диалект жителей Кировской области настолько своеобразен, что для его понимания и изучения потребовалось составление целого "Словаря вятских говоров». Многие годы над ним трудилась доцент кафедры русского языка ВятГУ Зоя Сметанина.

Зоя Викторовна, в некоторых странах диалекты отличаются настолько сильно, что жители отдаленных районов плохо понимают друг друга. Возможно ли такое в России?

- Если южный и северный крестьяне встретятся, они могут не понять друг друга. Даже на территории севернорусского наречия, к которому относятся Архангельская, Вологодская, Костромская и др. области не всегда понимают друг друга. С этим связано очень много языковых игр. Например, в одних говорах коридор при входе в избу называется «сени», а в других – «мост». Невестка, которую взяли замуж из другой деревни, не зная, что такое мост, не понимает фразы: «Сходи возьми ведра, на мосту стоят». Она выходит и думает, где река и где мост.

Насколько сильно отличается говор в разных районах Кировской области?

- Жителей Лузского района можно определить по произношению звука «л», который называют европейским. Перед гласными он произносится без подъема языка к небу, а перед согласными и на конце слова он заменяется на особый губно-губной звук [ⱳ]: ходив (вместо ходил), павка (вместо палка).
В Котельничском, Орловском районах распространено чоканье. Есть такая дразнилка: «В Котельниче три мельничи: ветрянича, водянича и паровича».
А в Слободском районе произносится мягкий звук «ц» вместо «ч». Это называется цоканьем. Кстати, по произношению звука «ц» с особым шипящим оттенком можно определить жителя Афанасьевского и Верхнекамского районов.
В Афанасьевском районе встречается редкое явление: употребление причастий в роли сказуемого: она спитось (она спит), коза прийдено (коза пришла). И ведь они до сих пор так говорят!
В Верхнекамском районе пропускают предлоги: ходил больницу, пошел на войну сорок втором году.
Очень своеобразно у нас на Вятке произносят шипящие. Иногда очень мягко. «Ж'или не туж'или. Верхошиж'емский муж'ик за машиной беж'ит». А в Афанасьевском районе наоборот твердые шипящие: большушшой (большущий), яшшык (ящик).
Городская речь также содержит региональные черты. Многие окают, встречается выпадение звука «й»: думаш, мы предлагам, размышлям. У нас есть просторечные черты, например, глагол "рЕшить" с неправильным ударением, или используют глагол «дождать», хотя в литературном языке его нет.
Каждому предмету, орудию труда, явлению природы, особенностям труда и отдыха, мировоззренческим представлениям крестьянин дает наименования. Так, например, праздник по случаю окончания жатвы называется дожинками, эпизод сватовства называется пропивки или пропой. Первоначально это вовсе не было связано с питием: во время этого события невеста пела причитания, прощалась с девической жизнью.
Для сельских жителей важно обозначить емким словом особенности местности: шохра и согра – низкое болотистое место, веретея – высокое сухое место, рамень и раменье – глухой дремучий лес.
Разные виды стогов в разных говорах именуются по-разному: зарод, кабан, круглыш, прямежек, шором. Думается, всем понятны слова баско, баской. Или знаменитое вятское буди, которое звучит очень часто. Один вятский паренек на вопрос о том, что значит это буди, ответил: «Не знаю я такого слова, в Кирове не говорят, в Кирово-Чепецке буди».
Есть в говоре и заимствованные слова, например, рататуй – «овощной суп». А сколько в вятских говорах метких фразеологизмов: ни подай ни улей - о неумелом, бесхозяйственном человеке; косинку выводить – сердиться, обижаться на кого-нибудь; ни вести ни павести – об отсутствии известий о ком-либо; знает капсю да и то не всю – говорится о недалеком человеке; заводиться на воде – горячиться.
В говоре можно найти объяснение многим фамилиям, например, шаклея – маленькая рыбка, микрюк – угрюмый человек, чаруша – чаша, блюдо для валяния хлебов, гырдым – неряшливый человек.
Вятский говор – это своеобразный язык, с уникальной лексикой, эмоциональным отношением к природе.

В советские годы считалось, что диалекты – это пережитки прошлого, своего рода «неправильный русский язык». Имеет ли вятский говор свои правила?

– Для сельского жителя диалект – это правильная речь, на которой он разговаривает. Но только правила не зафиксированы. Диалекты – основа для литературного языка, его корни. Огромное количество слов вошло в словари из диалектов, например: подсолнух, земляника, хилый, сопка. А еще в 19 веке эти слова были зафиксированы как узкодиалектные. Какими путями они попали в литературный язык, неведомо. Говоры – мощная языковая система, которая питает литературный язык.
В СССР еще до войны курс русской диалектологии исключили из университетской программы, прекратились экспедиции, диалекты совсем не изучались. За то время мы очень многое потеряли. После войны ситуация изменилась. Начались активные исследования, составлялись языковые карты, выпускались словари. Но в целом мы сильно отстаем от Европы. Там диалект приветствуется, в школах сдают экзамены на знание местного говора. У нас же диалект считается непрестижной речью.

Расскажите, как шла работа над "Словарем вятского говора»?

- Материал для словарей собирался с 50-х годов прошлого века. Под руководством Лидии Горевой, которая читала курс русской диалектологии, экспедиции студентов и преподавателей выезжали в деревни.
А в 70-е годы Лидия Ивановна трудилась одна. Она чернильной ручкой писала словарные статьи, проделала огромную работу. В 1996-1998 гг. после ее смерти вышли первые издания словаря на буквы А-В.
Я всю жизнь мечтала готовить словарь, и, когда приехала работать на Вятку, эта возможность мне представилась. Плодотворная работа началась только в 2000 году. Каждый год вместе со студентами и преподавателями мы ездили в диалектологические экспедиции в районы области. Работать приходилось в непростых условиях – спали в спортзалах школ на полу. Чтобы издать словарь, искали спонсоров. Кто-то давал 5 тысяч, кто-то – 10. В 2008 году мы выиграли два гранта Российского гуманитарного научного фонда на поддержку нашей работы – порядка двух миллионов рублей.
Все исследования вятского говора ведутся на базе «Лаборатории экстралингвистических исследований ВятГУ». Такие лаборатории по изучению звучащей речи есть лишь в нескольких городах, например, в Томске, Саратове, Перми и др.

Ведутся ли в экспедициях аудио или видео записи при общении с местными жителями? Или же собирается только письменный материал для словарей?

- В нашей лаборатории есть фонетический фонд вятской речи. Сейчас он насчитывает около 600 часов записи. Например, из трехчасовой записи мы можем вычленить фрагмент любой длины, например, предложение или даже отдельное слово, чтобы продемонстрировать особенности произношения. Записи ценны не только тем, что хранят уникальную речь, но и тем, что в них содержатся размышления пожилых людей о жизни, в личных историях отражается история страны.
- Я никого не убивала, никого не обижала, а некоторые и словом могут убить, - рассказывала одна бабушка.
Мудрое высказывание, но наверняка она не знала, что до нее это говорил древнегреческий философ Горгий.
Фонетический фонд бесценен. Пройдет 50-200 лет, а записи останутся. Можно будет смотреть, как развивается язык, что он оставляет, что берет. Представьте, если бы у нас были записи 14 века! Мы бы послушали, как говорили наши предки.
Нужно сохранить хотя бы остатки того, что есть. Изучать говоры, составлять словари и диалектологические карты. Народ является народом, когда есть общий язык и вера.

Когда завершится работа над «Областным словарем вятского говора»? Есть ли он в открытой продаже?

- В течение года-полутора мы надеемся завершить подготовку к публикации последних двух томов словаря на буквы Т-Х, Ц-Я, всего будет 12 выпусков. Но работа на этом не остановится.
Мы планируем подготовить дополнения к словарю, поскольку процесс сбора диалектных слов продолжается. Кроме того, на основе 12 выпусков словаря может быть подготовлено большое однотомное издание. Очень многие люди стремятся сохранить язык своей деревни, своего детства, проявляют интерес к диалектным словам, создавая «наивные словарики», активно обсуждая вятские словечки в интернете. Кто-то однажды сказал: «Не занимайтесь составлением словарей, они требуют всей жизни». И это правда.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Facebook

Новости компаний