Голосуй за лучшего работника торговли!
Аренда офиса в центре города Кирова

Больная тема: взгляд юриста на работу контрольных органов

Президент Путин в своих ежегодных посланиях неоднократно призывал госорганы избавить бизнес «от навязчивого надзора и контроля». И бизнес действительно заметил изменения. Только не в ту сторону, о которой говорил президент.

С этим согласен и кировский юрист Ян Чеботарев. В своей практике он часто имеет дело с налоговыми инспекторами, судебными приставами и прочими контрольно-надзорными органами. И столь же часто сталкивается с нарушениями закона и прав граждан.   

О человеческом факторе и своеобразном понимании чиновниками призывов президента Ян Чеботарев рассказал в интервью «Навигатору».
   
Вы - один из ярких представителей юридического сообщества в Кирове, работающего в области налогового права. Расскажите  об интересных прецедентах из вашей практики?

- В начале этого года налоговая взяла резкий старт. Уже за два месяца работы у меня появилось очень много налоговых дел. Причем встречаются откровенные перегибы со стороны ФНС, которых раньше не было.
Например, во время проверок устраивают опросы и допросы свидетелей. Все мы знаем, что существует большая разница между свидетелем и подозреваемым. Налоговики сейчас вызывают налогоплательщика и рассказывают ему, что в отношении его контрагента ведется проверка. Свидетель обязан давать показания о взаимоотношениях с контрагентом. Но интересует ФНС почему-то хозяйственная деятельность фирмы-свидетеля.
Все основано на том, что человек испугается. Например, его просят дать показания о том, какими товарами за последний год торговала его фирма. При этом если человек говорит, что ассортимент велик, и на вскидку не помнит весь перечень, налоговики могут запросто трактовать сомнения и неуверенность как доказательство того, что человек сам предпринимательскую деятельность не ведет. По мнению ФНС, бизнесмен почему-то должен держать в уме всю базу 1С.
К сожалению, традиционной практикой стало откровенное нарушение прав граждан. При проведении допроса им не разъясняют их права.
Налоговики часто просят предъявить какие-либо сведения о себе, гражданин это делать не обязан, ему нужно просто показать паспорт. Все остальное: номер телефона, место фактического проживания, судимости, семейное положение, знание иностранных языков – гражданин может не сообщать.
Иногда налоговики почему-то предупреждают свидетелей об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Но это бред. Свидетель может быть привлечен только к административной ответственности. Налоговики пользуются правовой неграмотностью, таким образом пытаются надавить на граждан.
Уж если налоговая служба призывает граждан вести дела честно, то зачем сами врут. Нужно играть честно.

В своем блоге вы описывали историю о том, как свидетель в налоговой решил давать показания на родном эстонском языке. Чем это закончилось?

- Налоговики просили его дать показания на русском языке. Свидетель отказался. Сотрудники налоговой советовались с начальством, просили свидетеля воспользоваться 51 статьей Конституции - отказаться от дачи показаний. Но свидетель стоял на своем. В конечном итоге ФНС отказалась допрашивать этого гражданина. Очевидно, не нашли хорошего переводчика.
В России государственный язык – русский. Но свидетель может давать показания на любом языке, которым владеет. Если чиновник языка не знает – это его проблемы.
Например, я помимо русского владею литовским. И мое святое конституционное право – давать показания на том языке, на котором удобно. Налоговый орган может разрыдаться и за свой счет заказывать мне переводчика.

Еще в послании на 2015 год президент Путин сказал: «Надо максимально снять ограничения с бизнеса, избавить его от навязчивого надзора и контроля». Как вы считает, это требование было выполнено?

- Мой бухгалтер в 2016 г. заполнил в два раза больше налоговой отчетности. На нас возложили множество новых обязанностей. Показатель ли это снижения нагрузки на бизнес?
На мой взгляд, благие пожелания Владимира Владимировича пока остаются на бумаге.

Какие наиболее острые проблемы в сфере налогового права вы сейчас  видите?

- У нас прозрачная система налогообложения. Но я считаю, что в свое время налог на добавленную стоимость был введен абсолютно зря. Сделали это из-за того, что государство нуждалось в деньгах, поэтому использовали карман налогоплательщика для бесплатного кредитования.
С течением времени получилось так, что государство собирало все больше, а отдавало все меньше. И эта пропасть увеличивалась. В настоящий момент, государство, даже если очень захочет, не сможет вернуть весь тот НДС, который должно вернуть. На мой взгляд, мы все заложники этой системы. И Россия - не единственная страна в мире, которая попала в эту ловушку. Единственный вариант решения проблемы – постепенное снижение налоговой ставки.
Собственно, грабительская сущность НДС и объясняет все те схемы, с помощью которых предприниматели пытаются платить меньше.

Предприниматели отмечают, что схемы, которые пять лет назад считались оптимизацией налогообложения, теперь расцениваются как криминальные схемы уклонения от уплаты налогов. Вы тоже видите такую тенденцию?

- Если человек разработал схему, за счет которой может легально  платить меньше с помощью тех инструментов, которые ему предоставляет Налоговый кодекс, это нормально. Но государство выискивает эти схемы, и пытается все эти ниточки обрубить. Поэтому любой предприниматель должен быть хорошим юристом, чтобы следить за изменениями в налоговом законодательстве.
Например, раньше успешно проходила схема, которая ныне называется «искусственное дробление бизнеса». Государство сделало все возможное, чтобы она сейчас стала криминальной, оказалась вне закона. Очень многие люди пострадали несколько лет назад. Вроде бы вчера это было можно, а сегодня пришла проверка и сказала, что это нельзя.

Некоторые предприниматели рассказывают, что сотрудники налоговой инспекции им «доброжелательно» советуют: «Лучше напишите любую прибыль, иначе мы вас по комиссиям затаскаем». Вы встречались с подобными случаями в своей практике?

- Неоднократно бывал на таких комиссиях. Это напоминает рэкет начала 90-х. Прямым текстом говорят: «Вы показываете убытки, налог на прибыль не платите. Почему?» Предприниматель пытается оправдаться. Например, что ведет реконструкцию бизнеса. Налоговики же отвечают: если вы не идете навстречу, мы устроим вам выездные проверки, комиссии. Кто-то ломается, кто-то нет.
На мой взгляд, если предприниматель пойдет на поводу у чиновников, в угоду им нарисует несуществующую прибыль, чтобы от него сейчас отстали, то в будущем у него будет намного больше проблем. Жаль, что многие этого не понимают. В погоне за сиюминутным спокойствием создают большие проблемы в будущем.
Государство – это люди. У них отчеты, планы, которые надо выполнять. Жаль, что эти люди не понимают, что все их благие установки наносят вред при отсутствии должного контроля. Я все-таки грешу не на порочность системы в целом, а на человеческий фактор.

Недавно вы описывали в фейсбуке историю о том, как судебные приставы взыскали с кировчанина чужой долг. Чем закончилась история?

- Жили в Кирове два Ивановых. Только один Иван Иванович, а другой Иван Петрович. Иван Иванович проиграл дело в арбитражном суде, с него нужно было взыскать 550 тысяч рублей. Служба судебных приставов наложила аресты и списала весь долг с банковских счетов. Только не со счетов Ивана Ивановича, а со счетов Ивана Петровича. Так получилось.
Взыскатель все деньги быстро потратил, потому что находится в стадии банкротства. Когда в ситуации разобрались, денег уже не было. Приставы послали Ивана Петровича судится с банкротом и за свою ошибку отвечать не хотели.
Спустя 9 месяцев Иван Петрович все-таки получил свои деньги из казны России. Но это еще нормально. Подобные истории случаются часто. И иногда длятся годами.
Это опять-таки человеческий фактор. Какой-нибудь молодой сотрудник допустил ошибку, а колесо уже закрутилось. Никто ничего не проверил.

Персона в статье: 
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Facebook

Новости компаний